gerb

Второй шанс — подарок для сапера

Афганская война, длившаяся 10 лет, принесла немало горя семьям всего Советского Союза. На сегодняшний момент известно, что потери Советской армии составили свыше 14 тысяч человек, а ранены и контужены — 53 тысячи. Согласно статистике, большинство пострадало от взрывов противотанковых и противопехотных мин.

Сергею Алексеевичу Подзолкову из села Красная Поляна с мая 1984 г. по декабрь 1985 г. довелось служить сапером в Афганистане, и он не понаслышке знает, почему те события называют минной войной.

В армию С. Подзолкова призвали в октябре 1983 года, он как раз успел закончить ПТУ Среднего Eгорлыка по специальности водитель-машинист широкого профиля.

— О том, что мы попадем в Афганистан, конечно же, никто не знал. Предположительно, я должен был служить в морфлоте, — вспоминает Сергей Алексеевич. Однако судьба распорядилась иначе.

В Батайске Сергея, как и других ребят, имевших специальность тракториста, распределили в Туркменистан. Мол, был тракторист, стал танкист. Так он и попал в жаркие края.

Полгода С. Подзолков находился в учебке г. Теджена, где учился на водителя-механика, но служить в танковом полку не довелось. Как-то ночью солдат-срочников подняли по тревоге и на вертолетах отправили через границу в Афганистан, в военную часть, базирующуюся около города Пули-Хумри, в провинции Баглан. Город находился на пересечении главных транспортных магистралей. Здесь расположен выход к тоннелю Саланг — самому короткому пути в Кабул. И неудивительно, что именно тут натиск моджахедов ощущался в полной мере.

Сергей Алексеевич попал в инженерно-саперную роту, где поначалу был механиком-водителем БМР-1 (бронированная машина разминирования). А к концу службы стал командиром машины-мостоукладчика — делал переправы для прохода колонны. Но большую часть службы ему приходилось ходить пешком. Задача саперов — идти впереди колонны перегоняемой техники, чтобы своевременно обнаружить и обезвредить мины.

Головной болью наших саперов были взрывные устройства, упакованные в пластиковый корпус. На вооружении душманов было огромное количество мин из Eвропы. Самая массовая — итальянская пластмассовая противотанковая мина — «итальянка». Миноискатели ее «не брали» — из металла там была только маленькая иголочка во взрывателе. Поражающая мощь «итальянок» была огромной. Бронемашины, подрывавшиеся на них, восстановлению не подлежали. Что говорить о людях. Поэтому саперы работали практически вслепую.

— У нас были специальные длинные щупы — металлические шесты, заостренные на конце. Ими нужно было осторожно исследовать весь путь движения автоколонны. Двигались мы очень медленно. Но в этом случае осторожность не была лишней. Местность горная, кругом скальная порода. Eсли щуп протыкал землю, значит, там что-то есть, — рассказывает Сергей Алексеевич. — При обнаружении подозрительного предмета давали команду «Стоп», и колонна тут же прекращала движение. Как учил нас взводный, любой камень на дороге должен быть осмотрен как вероятный взрывоопасный объект. Душманы были хитрые, в минировании — настоящие асы. Главной их целью были техника и люди. Когда «духи» поняли, что бронетранспортеры объезжают подозрительные камни, они стали делать обманки, а настоящие мины закапывали на обочине, в таких местах, где их не объедешь.

Первую боевую награду С. Подзолков получил за то, что спас колонну с боеприпасами и продовольствием, а главное — жизни товарищей. Дело было так.

— Была дана команда — обеспечить проход колонны, идущей в Кабул. Смотрю, на дороге лежит плоский камень. Вроде как так и должно — местность-то горная, но сомнение закралось. Останавливаем технику, подхожу, поднимаю его осторожно, а под ним пластина металлическая. Явно — мина. Но какая? Часто «духи» ставили неизвлекаемые мины. Пошевелишь, даже чуть тронешь — и взрыв! Решили не рисковать, а подорвать ее накладным зарядом. Подрывать пришлось дважды, пока не сдетонировала мина. Образовавшаяся воронка была полтора метра глубиной. То есть, если взрыв пришелся бы на колонну, погибло б очень много людей, — вспоминает ветеран-афганец.

Краснополянца наградили медалью «За отвагу». Их у С. Подзолкова — две. Вторую он также получил за обезвреживание противотанковой мины, взрыв которой бы привел к очень тяжелым последствиям, так как под заложенным снарядом повышенной мощности еще был целый пакет с гексогеном — взрывчатым веществом, чувствительным к удару.

— Саперу нужны интуиция, опыт, внимание, знание демаскирующих признаков и свойств, — отмечает Сергей Алексеевич. — К примеру, действие «итальянки» непредсказуемо. По ней может пройти 100 тяжелых машин, а 101-я взорвется: грунт за это время просядет, продавится маскировочный слой и создастся необходимое давление на взрыватель. Душманы ставили мины аккуратно, практически не оставляя следов. Представляете, какое внимание нужно саперу? А за день приходилось обследовать десятки километров.

Говорят, сапер ошибается лишь однажды, но С. Подзолков один из тех, кому судьба подарила второй шанс:

— Как-то раз с разведгруппой мы исследовали местность, заминированную своими, нужно было подготовить ее для прохода наших солдат. Однако в соответствии с картой минирования, там, где мины должны быть, их не оказалось. Такое было часто. Душманы переставляли наши же взрывные устройства, так что бдительность терять было нельзя. Малейшая неосторожность с моей стороны едва не привела к трагедии. Иду, осматриваюсь, вроде ничего не видно, и вдруг отчетливо слышу щелчок. Eдинственное, успел в одну секунду скинуть автомат с плеча и прикрыть им ногу. Дальше — взрыв.

У противопехотных мин зона поражения 5 метров в диаметре. Заряд сдетонировал где-то в трех метрах от Подзолкова. Осколки попали в колено и голеностопный сустав. Говорит, что если бы не автомат, на который пришелся основной удар, ногу могли бы и не спасти.

С. Подзолков вернулся домой прямо накануне Нового года — 30 декабря 1985-го. Это был двойной праздник! До того момента родные и не знали, где довелось служить сыну. А ему еще долго после возвращения снилось — то будто он попадает в плен, то подрывается на мине. Со временем кошмары ушли, но воспоминания о тех событиях останутся навсегда, как напоминают о себе и старые раны…

Светлана КИШИНЬКО.

***
фото: Ветеран-афганец Сергей Алексеевич Подзолков с супругой Ириной Ивановной;Медали воина-интернационалиста;Мины в пластиковых корпусах сложно обнаружить миноискателем

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта